Журнал iPremium
Благотворительность Интервью

Обыкновенное чудо


Интервью с президентом Фонда «Обнаженные сердца» Асей Залогиной 


От инклюзивных парков и площадок до сопровождения детей с особенностями развития и трудоустройства взрослых. Глава Фонда «Обнаженные сердца» Ася Залогина рассказала о важных изменениях в Фонде, неудачах и чудесах, которые, к счастью, иногда случаются. 

Вы работаете в фонде “Обнаженные сердца”, основанном Натальей Водяновой почти с самого начала. Какой путь вы прошли и чему научились? 

А.З. Я с фондом 16 лет. Прошла путь от идеалиста, который думает, что главное - делать добро, и тогда все сразу изменится к лучшему, до человека, который понимает: чтобы помощь была эффективной, нужно серьезно изучить ту область, в которой работаешь, постоянно пополнять свои знания, быстро адаптироваться и оставаться гибким. Наталья научила меня мыслить широко. Когда долго ходишь по проторенной дорожке, есть соблазн продолжать делать то же самое. Такие люди, как Наталья, — визионеры, заставляют двигаться, не стоять на месте. 

Какова роль Натальи Водяновой в деятельности фонда? 

А.З. Наталья большую часть времени посвящает сбору средств, но и в деятельность фонда включена. Вместе с ней и попечительским советом мы прорисовываем направления деятельности. Она является главным публичным спикером. Три раза в неделю я консультируюсь с Натальей по текущим вопросам. 

До пандемии фонд «Обнаженные сердца» проводил много мероприятий: знаменитый Love Ball, аукционы, на которых собирали средства. Каковы планы на будущее? 

А.З. Исторически так сложилось, что именно светские мероприятия давали нам хороший приток средств. Мы до сих пор сильно зависим от них, и если ситуация в мире позволит, будем работать в этом направлении. В  Москве мы бы очень хотели провести новогодний аукцион в декабре. Весной — организовать событие в Риме. Во Франции, где живет Наталья, в 22-м году, возможно, что-то будет. Но пока, к сожалению, мы не можем назвать даты и места. В то же время развиваем и другие источники финансирования. С  недавних пор фонд подается на гранты и заручился поддержкой корпоративных партнеров. Пока у нас не получается с публичным фандрайзингом, но мы надеемся использовать и эту возможность.   

Как изменилась структура фонда с момента его основания? 

А.З. Когда я пришла, в фонде работали двое. Сегодня в российском подразделении 20 человек. Юридические лица Naked Heart Foundation есть во Франции, Великобритании, Швейцарии. Правда, сотрудников во Франции всего двое, а в Англии один. Но гораздо больше людей вовлечены в наши проекты. 

Чем сейчас занимается фонд? Какие из проектов приоритетные?  

А.З. Все проекты важны. Мы начинали с открытия игровых пространств в 2006 году и продолжаем устанавливать инклюзивные парки и площадки, где дети с особенностями развития могут играть вместе с обычными детьми. С 2011 года мы помогаем семьям, воспитывающим детей с особенностями развития. Очень важно, чтобы ребенок оставался в семье, а не оказывался в детском доме или интернате, как это нередко бывает. Мы профессионально поддерживаем такие семьи.

Интенсивное раннее вмешательство (желательно до трёх лет) помогает детям с особенностями развития преодолевать имеющиеся сложности: неумение просить и отказаться, обратиться к кому-то, общаться с родителями, друзьями, учиться. Для этого мы создаем Центры и обучаем специалистов дошкольных учреждений, НКО.

Год назад в ответ на устойчивый запрос семей мы запустили проект сопровождаемого трудоустройства для взрослых с аутизмом и/или интеллектуальными нарушениями. Программ помощи взрослым гораздо меньше, и люди очень нуждаются в этом. Кстати, это наш совместный проект с The Coca-Cola Foundation.

Как еще вы сотрудничаете с государственными структурами? 

А.З. Помимо взаимодействия в сфере образования, у нас есть опыт сотрудничества с медицинским учреждением в Туле, которым мы гордимся. Это совместный проект с областным центром детской психоневрологии, где мы развиваем проект по улучшению качества жизни детей с церебральным параличом и их семей. В рамках этого проекта Фонд помогает развивать компетенции специалистов Центра.

Большую помощь нам оказало правительство Москвы — выделило здание и субсидию на его ремонт. Это очень красивый особняк, который находится на Новинском бульваре рядом с музеем Шаляпина. После окончания ремонта в 2022 году там будет располагаться Центр поддержки семьи, туда же переедет офис. Центр будет не только местом, где дети и семьи получают помощь, но станет стажировочной базой для специалистов. Мы надеемся, он принесет много пользы Москве и ее жителям. 

Что касается строительства уличных игровых пространств, муниципалитеты активно включились в этот процесс и стараются развивать инклюзивную составляющую в регионах. Мы считаем, что это хорошая тенденция и сигнал для нас сокращать расходы на развитие данного направления. Пропорционально мы увеличиваем расходы на помощь детям с особенностями и их семьям. 

Какие изменения на законодательном уровне, на ваш взгляд, необходимы, чтобы качественно улучшить жизнь ваших подопечных и их семей? 

А.З. Очень давно мы работаем над тем, чтобы был принят закон о распределенной опеке. Сейчас каждую семью, у которой есть ребенок с особенностями, ждет один сценарий после ухода родителей из жизни — это ПНИ. Появление разных форм опекунства вокруг этого человека открывает для  него совершенно новые возможности. Происходят попытки реформы системы ПНИ. Активный участник этой реформы — Нюта Федермессер. И в Нижнем Новгороде, где она сейчас работает, стартует пилотный проект. Очень хочется, чтобы пилот был классным и распространился на всю страну. 

В трудовом законодательстве есть пробелы, которые надо заполнить, чтобы люди с интеллектуальными нарушениями и нарушениями в коммуникации могли работать. Чтобы организации, их принимающие, чувствовали себя комфортно. 

Работа ведется по многим направлениям. Вместе с другими организациями мы многие годы добивались изменений в законодательной терминологии. Это касается, прежде всего, принципа «сначала человек». Использование данного принципа позволяет в первую очередь видеть человека с его уникальными особенностями и потребностями, а только потом его диагноз или состояние, я имею ввиду такие термины как человек с синдромом Дауна, человек с аутизмом. И в связи с этим нас очень расстроили принятые в конце августа Минздравом клинические рекомендации по «умственной отсталости». Название само по себе очень неприятное, устарелое, современный термин — «интеллектуальные нарушения».

Это было для нас большим ударом, но в целом мы настроены оптимистично. Я вижу новое поколение молодых родителей — хорошо осведомленных, уверенных и готовых защищать права своих детей. Если все участники процесса  помощи людям с особенностями объединятся, то ситуация будет меняться стремительно. 

Что помогает вам преодолевать трудности в работе и избежать выгорания? 

А.З. Справляться с трудностями помогает команда. Это люди, разделяющие ценности организации. Люди, которые много на себя готовы брать. Как всегда это бывает в мире НКО, нам не хватает рук. Мы держимся на энтузиазме, на вере и профессионализме. У нас не так часто меняются люди в коллективе, и это помогает стоять плечом к плечу и делать свою работу. 

Иногда случаются маленькие чудеса. Когда ты над чем-то долго, настойчиво, очень упорно делаешь, встречаешь на пути сопротивление, а потом все как-то складывается само собой. 

Можете привести пример? 

А.З. Вспомнилось вот что: когда я только пришла в фонд на этапе строительства первого объекта в Нижнем Новгороде, работы над парком затянулись до ноября и было уже невозможно положить резиновое покрытие. Без него, представьте, как плохо все должно было выглядеть! А ведь это был первый наш игровой объект в родном городе Натальи! И произошло  чудо, как я это называю. В ночь накануне открытия пошел прекрасный пушистый снег. Парк выглядел просто волшебно. Это был очень радостный праздник — светлый, зимний. Все катались на горках. Покрытие положили весной. 

Как можно помочь фонду прямо сейчас? Какие способы это сделать существуют?


А.З. Помимо пожертвований и корпоративных программ, нам всегда очень приятно, когда люди делятся информацией в социальных сетях о ценности инклюзии, нашей миссии.  О том, как правильно говорить о людях с особенностями развития, что такое инклюзия. 

В этом году мы подготовили тренинг по пониманию инвалидности для компаний, которые работают с широкой аудиторией: кинотеатров, музеев, кафе, ресторанов, мастерских, клиентами которых могут стать люди с особенностями развития или семьи, где есть такие дети. Этот продукт можно бесплатно скачать на сайте и внедрить в организации.

В преддверии Нового года мы будем предлагать людям направить свои бюджеты на подарки на поддержку наших проектов. 


Сделать единовременное пожертвование

Подписаться на ежемесячное пожертвование

Что такое инклюзия

Как правильно говорить о людях с особенностями развития 

Сайт фонда



Страницы в социальных сетях:  

facebook

vk

одноклассники

twitter

instagram

viber